15 лет спустя

22.09.2019

Впервые за долгие годы победителем международного теннисного турнира St. Petersburg Open стал россиянин. Последний раз подобное случалось в 2004 году, когда трофей достался Михаилу Южному. Нынче же главную награду поднял над головой еще один коренной москвич ‒ Даниил Медведев.

Конечно, после Южного в списке победителей петербургского турнира значатся еще несколько русских фамилий: Сергей Стаховский, Михаил Кукушкин, Александр Зверев. Но все они – или «дети СССР», разъехавшиеся потом по национальным республикам, либо, как Зверев, ‒ потомки наших, родившиеся и выросшие на Западе.

Посеянный под первым номером Медведев выступил в Петербурге в полном соответствии со статусом фаворита, не отдав ни одного сета. Труднее всего, со стороны, смотрелся полуфинал с белорусским квалифаем Егором Герасимовым – 7:5; 7:5. Финал против восходящей хорватской звезды Борны Чорича (15-я ракетка мира; № 4 на SPb Open 2019) показался на этом фоне чуть ли не легкой прогулкой ‒ 6:3; 6:1. Чорич, что интересно, напротив, сыграл до финала все три трехсетовых матча (один неполный) и во всех трех – проигрывал первый сет. Так что ему впору было бы вручить приз «За волю к победе».

Интересно сложилась ситуация в парном разряде. Здесь до финала не добрался никто из сеяных (последние – причем, основные фавориты ‒ выбыли в полуфиналах). И за главную награду вышли сражаться, с одной стороны, итальянцы Марио Береттини и Симоне Балелли, а с другой – словак Игорь Зеленай и индиец Дивидж Шаран. При этом Береттини в прошлом году в Петербурге уже побеждал – в дуэте с опытнейшим Фабио Фоньини. Однако «дубль» ему сделать оказалось не суждено. После обмена сетами словацко-индийский дуэт был более везучим на тай-брейке ‒ 6:3; 3:6; 10:8.

«Для меня это особенно приятное чувство ‒ выиграть здесь, ‒ отметил после игры Зеленай. ‒ Потому что это моя первая победа в туре ATP, второй финал в Петербурге, я наконец-то выиграл. Да, мы с моим партнером знали, что Маттео является действующим чемпионом. Но, по сути, это ничего не решало. Наши мысли не были заняты этим. Мы сами играли хорошо целую неделю, настраивались на каждый матч, и вот результат». По традиции игровые дни SPb Open 2019 были полны не только сугубо спортивными моментами. Как обычно, публику радовали шоу-матчами и мастер-классами. Так, в субботу в Легкоатлетическом манеже рядом с «СИБУР Ареной» провели мастер-классы Динара Сафина и Михаил Южный.

Воскресная программа открылась традиционным «Матчем легенд». В составе сборной России выступали Елена Дементьева, Михаил Южный и (в роли играющего капитана) футболист «Зенита» и сборной России Артем Дзюба. За сборную мира выступали хорватка Ива Майоли, немец Томми Хаас, а также генеральный директор St. Petersburg Open и президент ФК «Зенит» Александр Медведев. Матч получился необычайно зрелищным и закончился победой сборной мира ‒ 4:6; 7:5; 10:7. В воскресенье же состоялся финальный матч турнира Pro-Am. Соперничали, с одной стороны корта, Михаил Южный и Александр Медведев, с другой ‒ Иван Никифоров и Елена Дементьева. Южный и Медведев в упорной борьбе победили ‒ 6:3; 4:6; 7:6 (10:8). Ну а традиционную музыкальную программу для зрителей украсила собой американская певица Анастейша.

«Я чувствовал, что готов, что я здоров»

Финалист турнира Борна Чорич о прогрессе Медведева, о риске и своих ошибках.

‒ Вчера Даниил Медведев говорил, что было бы интересно подобрать ключи к вашей игре по сравнению с прошлым годом. Ему это удалось или просто его уровень игры настолько вырос по сравнению с прошлым годом? Или просто вы показали не лучший теннис?

‒ Конечно, ему удалось подобрать ключи, приспособиться к моей игре. Он играл в потрясающий теннис! Какие бы вещи я ни предпринимал, что бы я ни делал на корте – а я все перепробовал, все, что приходило мне в голову, ‒ у него каждый раз находился ответ на мои вопросы. Больше особо добавить к этому нечего. Он играл в потрясающий теннис.

‒ В каких компонентах, на ваш взгляд, Медведев стал сильнее за последние недели? И, говоря немного об игре, ощущение было, что когда вы играли мягко, то практически не проигрывали, но как только пытались обострять ‒ были ошибки. Так ли это и с чем это связано?

‒ Даниил прибавил во всем. Последний раз мы встречались на US Open в 2018 году, и с тех пор он стопроцентно прибавил: и удары с форхенда, и первую подачу улучшил. У него была какая-то бешеная уверенность после этой невероятной серии побед. Что касается вопроса об игре ‒ да, были ошибки. На самом деле, ничего не получалось ни при мягкой игре, ни когда я добавлял активность игры ‒ ничего не выходило, если сравнивать со вчерашним матчем. Действительно, я допускал больше ошибок сегодня, и мне нужно было что-то придумать. Естественно, я рисковал, но ошибался.

‒ У вас это был четвертый матч за четыре дня, были тяжелейшие поединки. Насколько физически вы себя хорошо чувствовали, и удалось ли восстановиться?

‒ Честно говоря, хуже всего я себя чувствовал после первого матча. Но сегодня с утра все было замечательно, я чувствовал, что готов, что я здоров. Я провел столько времени на корте за последние дни и прекрасно себя чувствую ‒ эта мысль также была вдохновляющей, учитывая и прошлую травму, и непростой сезон.

‒ Какие позитивные моменты вы вынесете из этого турнира? Все-таки вы сыграли в финале, несмотря на какие-то не самые приятные истории, которые преследовали вас в этом сезоне...

‒ Да, игра в финале ‒ это уже хорошо, я сыграл здесь несколько матчей подряд. Это были хорошие и непростые матчи, каких у меня не было за последние месяцы. Я ожидал, что в финале против меня будет играть игрок, который сильнее меня, так что, возможно, я ожидал и подобного результата. Мне остается работать, стараться улучшить свой уровень игры, и возможно, я когда-нибудь смогу показать тот уровень тенниса, который сегодня продемонстрировал Даниил.

«В теннисе невозможно оставаться на одном месте»

Победитель турнира Даниил Медведев о будущей работе комментатором, своем сходстве с осьминогом и о «высокой волне».

‒ Чем вы объясните, что во втором сете в последних геймах соперник просто не знал, что с вами делать. Помогло то, что вы выиграли первый сет? Поэтому во втором вы его задавили психологически, технически? Что произошло?

‒ Тяжело найти причину. У меня каждый раз бывают такие матчи, поэтому я думаю, это связано с моим стилем игры. Слышал, что Егор Герасимов сказал про меня, что я, как осьминог, вцепляюсь и не отпускаю. Это действительно так, я стараюсь как можно больше проблем доставить сопернику, и очень часто во втором сете они могут из-за этого ломаться. Первые три круга соперники не ломались, было очень тяжело, а сегодня как раз таки произошло то, что я чаще всего делаю. Я сумел своей тактикой, своей игрой поломать игру Чорича. Потом мы уже видели ошибки, которые он не должен был допускать, из-за этого получился такой счет.

‒ Какие великие игроки в разное время вашей теннисной карьеры влияли на вас? Какие конкретные качества для вас были важны?

‒ В первую очередь это Марат Сафин. Когда в туре выступал Евгений Кафельников, я был очень молодой и не застал все его победы и игры. Мне было 8‒10 лет, когда я хоть как-то начинал понимать теннис, у Марата Сафина были лучшие годы его карьеры. Очень хорошо помню, как он в Австралии обыграл Роджера Федерера в полуфинале, а в финале Хьюитта, когда весь стадион болел против него, а мы с ребятами на тренировке старались как можно сильнее его поддерживать, чтобы перекричать австралийцев. Сейчас понимаю, что это какая-то глупость (смеется).

Естественно, это Марат Сафин, Николай Давыденко и Михаил Южный. Все равно стараешься брать пример со своих соотечественников больше всего, и они действительно были крутыми теннисистами, может быть не легендарными, но действительно очень крутыми. Все равно я также смотрю на Роджера, Новака, Маррея и Надаля. Я даже мечтать не мог, что буду с ними не то что на одном корте, а хотя бы в одной раздевалке. А теперь я, можно сказать, один из них в каком-то плане, хотя бы потому, что я – профессиональный теннисист.

‒ Складывается впечатление, что чем сложнее соперник, тем интереснее получается ваша игра, как будто интерес к такой сложной игре больше. Это действительно так?

‒ Нет. Я всегда говорю, что каждый матч, неважно, с кем я играю, стараюсь играть от первого мяча до последнего. Другое дело бывает, как вчера с Егором. Я не перестаю повторять, что для меня это игрок Топ-50 по уровню игры, но все равно ты выходишь, ты вроде бы знаешь, что у него рейтинг 120, а он начинает тебе эйсы под линию подавать, когда я вроде обычно хорошо принимаю такие подачи. Ты про себя говоришь: «Ну как же так, почему вот именно сегодня он опять играет так сильно?!» Только если что-то подсознательное работает в этом плане, а так, если говорить о том, как я готовлюсь к матчу, то готовлюсь к каждому сопернику одинаково, ‒ будь то Рафа Надаль или Егор Герасимов.

‒ В прошлом году вы говорили, что в теннисе главное ‒ поймать волну. Сейчас вы поймали самую высокую волну. Как планируете удержать ее, так, чтобы хватило не на месяц, а на годы?

‒ Да, во-первых, действительно, я, наверное, сейчас поймал самую высокую волну в своей карьере. Это даже сравнивать не с чем. На самом деле это правда. Чем выше волна, тем больнее падать. Я понимаю, насколько важно продолжать усердно тренироваться, усердно работать. В моем понимании, в теннисе невозможно оставаться на одном месте. Ты или растешь как игрок, идешь вверх каждый день, или падаешь. Даже если в рейтинге остаешься на одном месте, это все равно значит, что ты продолжаешь усердно работать над собой. Не прекращаешь делать этого и стараешься быть лучше. Могу сказать, что перед турниром в Санкт-Петербурге у меня были к себе вопросы: «Смогу ли я подтвердить то, что сделал в Америке?», «Смогу ли я играть в этот же теннис?», «Справлюсь ли я со всей медийной активностью?». Думаю, что я всем всё доказал, и буду продолжать в том же духе.

‒ Даниил, вы лидируете по количеству выигранных и проведенных матчей в сезоне. У вас уже сыграны 25 турниров за сезон. Планируете ли как-то сокращать нагрузку в следующем году?

‒ Если честно, не знаю, сколько турниров точно я сыграл в этом году. В любом случае, как могу, забочусь о своем теле. Например, решение приехать сюда играть турнир не было бы принято, естественно, если бы я был не готов физически. Но мы с командой решили, что я готов. Но, если честно, бедро, которое я повредил в матче с Вавринкой, чуть-чуть побаливало тут, во время турнира. Послезавтра вернусь во Францию, поговорю с докторами, и будем решать, как строить календарь на концовку сезона.

‒ Комментарий вашего финала на US Open 2019 от Марата Сафина наделал шуму. Скажите, а вы можете представить себя также лет через 10‒15 комментатором матча в Петербурге, где на корте играет какой-то мальчишка, который сегодня был болбоем на вашем матче?

‒ Надо книг больше читать. Потому что, к сожалению, живу, надо быть честным, в Монако. И, естественно только с женой удается разговаривать на русском... Действительно надеюсь, что буду способен на это через 10‒15 лет. Думаю, что я много понимаю в теннисе. И если честно, мне дня два-три назад написал тренер из Франции, мы с ним каждый день обсуждаем матчи, обмениваемся сообщениями. Он записал мне аудио, где говорит, что нереально смеется от моих аудиосообщений, потому что отлично представляет меня комментатором через 10 лет, когда я буду объяснять каждую вещь, которая происходит на корте.

‒ Сезон подходит к концу. Вы взобрались на невероятную вершину. Можете вкратце своими словами пояснить, в чем причина такого качественного роста?

‒ Причин очень много, но постараюсь выделить две основные, если не ошибусь: первая – эта усердная работа, которую я проделал (в особенности последние два с половиной года). И второе – это опыт, потому что, я всегда говорю, для меня опыт очень важен. В первом сезоне в ATP-туре я не одержал ни одной победы на «Мастерсах» и одну всего лишь на турнире «Большого шлема» против Стэна Вавринки. Это был необычный матч. Но при этом каждый турнир, что я играю, каждый турнир, что я выигрываю или дохожу до финала, дает мне бесценный опыт, который и помог мне достичь в этом сезоне таких высот.

К списку

Комментарии